Исследование шизофрении напоминает лоскутное одеяло. Отдельные участки такого одеяла не сходятся, поэтому не имеют сплошной картины. Например, исследование двух патогенетических теорий шизофрении, а именно дофаминовой гипотезы и гипотезы нейроразвития, параллельно идут на протяжении многих лет, но изредка пересекаются. Лишь недавно были предприняты попытки интегрировать эти две теории, что привело к выводу о нарушении регуляции дофамина, являющегося последним звеном в сложном каскаде развития, который берет свое начало в раннем возрасте и заканчивается началом развернутого психоза.
Гипотеза нейроразвития в начале предполагала, что взаимодействие вариаций генов развития вызывает неврологические нарушения, которые приводят к отклонениям в развитии и впоследствии к шизофрении. По результатам эпидемиологических исследований эта теория была видоизменена, включив в себя патогенетическое влияние злоупотребления определенными наркотиками, а также хронические социальные проблемы, и теперь эту гипотезу называют гипотезой развития. Существует мнение, что нарушение регуляции дофамина играет главную роль в дальнейшем патогенезе психоза. Больные шизофренией долго не живут и многие кончают жизнь самоубийством.

Классическая дофаминовая гипотеза шизофрении была предложена более 30 лет назад и заявляла, что шизофрения связана с повышенной дофаминергической функцией в центральной нервной системе. Теперь известно о синаптическом избытке дофамина: у больных с шизофренией проявляют повышенный базальный уровень наличного дофамина в полосатом теле и увеличение высвобождения дофамина в полосатом теле после приема амфетамина. Кроме того, степень высвобождения дофамина напрямую связана с тяжестью симптомов, в частности психотических.

Недавно ученые стали понимать, каким образом чрезмерное высвобождение дофамина способствует развитию классических положительных симптомов психоза, галлюцинаций и бредовых идей. Опираясь на доказательства того, что в норме дофамин опосредует особое привлечение внимания к идеям или предметам, Капур (2005) и соавторы предположили, что увеличенная нейротрансмиссия дофамина приводит к ошибочному присваиванию значения нормальным внешним и внутренним стимулам, а бредовые идеи возникают как попытка объяснить это. До недавнего времени это оставалось лишь теорией. Однако теперь Мюррей с соавторами (2008) показали, что больные с первым эпизодом психоза проявляют меньшую способность различать мотивационно значимые стимулы и противопоставлять их нейтральным стимулам, чем контрольные субъекты, т.е. они обнаруживают быстрое реагирование даже на те стимулы, по которым не идет вознаграждение. Кроме того, фМРТ продемонстрировала, что у этих больных оказывается меньше разница в активации среднего мозга в ответ на стимулы независимо от наличия или отсутствия возможного дальнейшего вознаграждения, чем у контрольных субъектов. Таким образом, у этих больных обнаружены как поведенческие, так и психологические доказательства нарушений дофаминового подкрепления усвоения, что предоставляет эмпирическую поддержку теории Капура.

Когда возникают и развиваются нарушения регуляции дофамина? Известно, что это происходит до начала явного психоза и у лиц, которые находятся в группе очень высокого риска психоза, имеет место чрезмерное высвобождение дофамина в полосатом теле, так же как и у лиц с первым психотическим эпизодом. Это указывает на то, что примерно в позднем подростковом возрасте у больных развиваются дофаминовые нарушения, и, таким образом, дофамин чрезмерно высвобождается в ответ на нормальные стимулы.